Osvita.ua Середня освіта Сучасна освіта "Подростковая наркозависимость" - Можно ли ее определить на ранней стадии?
"Подростковая наркозависимость" - Можно ли ее определить на ранней стадии?

Молодые люди-наркоманы - зеркало современного общества, утверждают специалисты. Семья для них может стать как провоцирующим, так и спасительным фактором. Какие признаки говорят о наркомании подростка и как родители ее обнаруживают?

"Подростковая наркозависимость" - Можно ли ее определить на ранней стадии?

Пробующий свой первый «косячок» подросток обычно мало осведомлен о последствиях наркотической зависимости. А родителям, не знающим об увлечениях сына или дочери, страшно осознавать, что их чадо стало (или может стать) наркоманом. Правды избегают как дети, так и взрослые.

А вот заметить со стороны первую пробу или заподозрить неладное в так называемый экспериментальный период (промежуток между эпизодической пробой и регулярным употреблением) не удается практически никому из близких и родных. В большинстве случаев, резюмируют специалисты, родители, дети которых попадают в зависимость, предпочитают оставаться «слепыми» по отношению к произошедшим в ребенке переменам и не признают случившееся. До тех пор, пока дело не доходит до лжи, воровства и криминала.

Независимо от причин, подтолкнувших ребенка к употреблению наркотиков, подросток-наркоман - диагноз и приговор всей семье, утверждают эксперты. Отсюда и целый букет неразрешимых сложностей, связанных с диагностированием наркомании. Большинство родителей начинает бить тревогу лишь тогда, когда подросток успел освоиться в «системе» и налицо все признаки, свойственные наркоману. А ведь шанс остановить беду на начальном этапе есть всегда.

Куда глаза глядят

Задача-минимум для мам и пап - знать симптомы, указывающие на присутствие наркотиков. Многочисленные инструкции наркологов и психологов содержат такие пункты:

1. Резкие перепады настроения в поведении ребенка. Причем эмоциональная амплитуда колеблется между крайними точками: беспечная веселость, энергичность, которые могут быстро сменяться апатией или агрессией.

В жизни: «В первую очередь заметить наркоманию можно по пропаже денег, причем не столько по мелкому воровству, а по тому, что все финансовые средства уходят в никуда. Но у меня мама заподозрила наркотики оттого, что я стал очень агрессивен». Андрей, 20 лет.

2. Изменение режима сна и бодрствования - происходит смена дневной активности на ночную. Если днем подросток вял, сонлив, заторможен, то к вечеру у него заметно повышается желание что-либо делать (гулять, слушать музыку, работать за компьютером и т. д.). Общение с друзьями отводится на ночное или вечернее время. Поздние возвращения домой или отсутствие по нескольку суток становятся правилом.

3. Изменение характера приема пищи. Меняется ритм еды: отсутствие аппетита (может целыми днями ничего не есть) граничит со вспышками «волчьего аппетита» по возвращении с прогулки. Причем удивить может непривычно большое количество съедаемой пищи.

4.Безучастность, потеря интереса к любым занятиям, пассивность восприятия. Резко меняется общее отношение ребенка не только к семейным и домашним делам, но и к хобби (занятиям спортом, танцами и т.д.). Подросток замыкается в собственном пространстве (подолгу закрывается в комнате, постоянно просит «оставить его в покое»), избегает любых контактов с членами семьи. Боязнь быть разоблаченным толкает его на полное отчуждение от близких.

В жизни:«Возвращаясь домой, я избегал любых разговоров с мамой, кроме фраз «Привет, мама», сразу закрывался в комнате, чтобы родители не увидели меня во время «движухи». Родители поняли о наркотиках только тогда, когда заметили проколы на руках во время моего сна». Николай, 23 года.

«Если у вашего ребенка появились внезапные приступы раздражения, вы заметили, что по вечерам у него часто бывают расширены зрачки, а в речи появились непонятные слова вроде «фен», «вмазка», «джанка» и т. д., можете быть уверенными, что он увлекся наркотиками». Валентина, 22 года.

Самое парадоксальное и трагичное в том, что подобные симптомы могут подойти любому взрослеющему ребенку, который переживает подростковый кризис. И даже очень внимательным и наблюдательным родителям сложно заподозрить именно наркотики. Сложно и страшно.

Тест на признание

«Главная проблема заключается в том, что заметить эти изменения могут только те родители, которые поддерживают тесный контакт со своим ребенком, - говорит президент центра ресоциализации наркозависимых «Твоя Перемога» Виктор Хижняк. - В большинстве же случаев, наркомания возникает как раз в тех семьях (независимо от социального статуса), где на протяжении долгого времени соблюдаются или эмоциональная холодность в отношениях и конфликтная манера общения с ребенком, или выраженная гиперопека.

По мнению психотерапевта Андрея Лысенко, первой подсказкой для родителей, которая может помочь предупредить наркоманию, должен стать трезвый самоанализ и вопрос, заданный себе: «Какие мы родители?». Если вы далеки от интересов ребенка, не научились быть ему другом, ничего не знаете о круге его общения, делите его друзей на «хороших» и «плохих» и все ваше взаимодействие ограничивается отчетами об учебной успеваемости и материальной поддержкой - можете зачислять себя к группе риска. Отсутствие контакта с ребенком и неполная семья - первые факторы, говорящие об угрозе наркотиков.

SOS-ориентиры

Когда родители узнают всю правду, то, как правило, занимают одну из двух позиций: скандал и истерики или полная пассивность и нежелание признавать случившееся. «У нас были случаи, когда родители находили у ребенка шприц и по-прежнему не признавали факт, что сын или дочь стали наркоманом», - говорит президент центра ресоциализации наркозависимых «Твоя перемога» Виктор Хижняк.

Момент выявления правды очень болезненный. Для большинства семей - это настоящий шок. Не удивительно, что многие родители, узнав о наркотиках в семье, допускают массу ошибок. «Первая из них, - говорит Андрей Лысенко, - недоверие, которое в глазах подростка выглядит как банальное унижение его личности. Вторая - попытки скрыть от ребенка то, что они узнали правду, а затем насильственные методы по спасению. Например, без объяснений отправить в деревню к бабушке».

Теория утверждает: откровенный разговор с сыном или дочерью - наиболее простая попытка совместно решить проблему. И конечно, нужно сделать все, чтобы этот разговор состоялся.

Но данная модель подходит только тем семьям, где на момент обнаружения наркомании сохранился кредит доверия, и родители в силах подойти к проблеме взвешенно. В большинстве случаев все по-другому: недоверие, постоянная ложь и полный коллапс в личных отношениях.

Практика показывает: первая рекомендация родителям - обратиться к специалистам: в наркологию, реабилитационные центры и даже в центры социальной помощи. Для того чтобы начать реабилитацию, прежде всего необходимо согласие наркомана. Специалист может посоветовать те методы воздействия на подростка, которые заставят его прийти в центр по собственному желанию.

«Очень часто подросток долгое время остается безнаказанным, - говорит Виктор Хижняк. - Он не испытывает всех последствий от употребления наркотиков: финансовых (деньги дают родители), проблем с учебой (трудности в университете улаживают те же родители), из милиции забирают опять же родители и т. д. Так может продолжаться долго. Поэтому в центры обращаются не наркоманы, а родители. Мы же, со своей стороны, ставим условие: исключите все выгоды для ребенка, создайте для него такие условия, когда он сможет сам ощутить все последствия наркомании. Только тогда у него появится желание лечиться».

КОММЕНТАРИЙ

Андрей Лысенко, психотерапевт
По моему мнению, человека, попавшего в наркотическую зависимость, вылечить невозможно. Фактически любая зависимость не вылечивается. Человек может социализироваться, то есть научиться существовать без употребления наркотиков. Поэтому наилучший результат для наркомана - состояние ремиссии, устойчивая абстиненция.

Сегодня специалисты признают, что методоновая и другие программы, основанные на замещающей терапии, возможно, и помогают избавиться от физиологической зависимости, но абсолютно проигрышны в плане психологической терапии. Поскольку при этом сохраняется и легально поддерживается механизм (круг) зависимости, как таковой.

Центры, ядром работы которых служит религиозная основа, относительно успешных результатов достигают также за счет замещения: тревога, ставшая причиной наркомании, гасится идеей о Боге. Зависимость от наркотиков сменяется зависимостью от высшего авторитета: причем на роль авторитета может претендовать как религия, так и старший «товарищ», который уже прошел реабилитацию. Создается компенсаторный круг: те, кто спасают (бывшие наркозависимые) самоутверждаются за счет подопечных. А те, кто спасается, психологически зависят от наставников.

Наркомания - серьезная проблема нашего времени, к которой во многом привело разрушение института брака и большое количество неполных семей.

Поэтому в свое время психоаналитики применили подход, отличный от традиционных методов лечения (например, той же программы «12 шагов»). Его главная идея заключалась в том, что наркомания рассматривалась не как болезнь конкретного человека, но в связке с проблемой социального окружения. То есть лечение будет неэффективным до тех пор, пока не окажутся пересмотрены, прежде всего, семейные отношения, среда общения, увлечения, интересы, друзья, компании и т. д.

Во многих случаях подростковой наркомании мы наблюдали следующую схему: слабый, не участвующий в воспитании ребенка отец или его отсутствие и эмансипированная мать, которая «держит» всю семью. Соответственно, ребенок, пытаясь уйти от психологического давления матери попадает в наркотическую ловушку. Кстати, у многих матерей наркозависимых мы наблюдали так называемую вторичную выгоду: они предпочитают роль страдалицы и мученицы с ребенком-наркоманом на руках, нежели здорового независимого подростка.

Поскольку наркомания - болезнь «семейная», проходить психологическую терапию должен не только наркоман, но и члены его семьи. Причем системно и в режиме приватных, а не общесемейных консультаций. Только так появляется шанс нормализовать отношения и создать условия, в которых подросток после прохождения реабилитации не сорвется. Ведь скрытые или явные конфликты - источник того напряжения, от которого подросток пытается избавиться с помощью наркотиков.

Но на практике - это трудное предприятие. Как показала жизнь, такая психотерапия пригодна только в 5% случаев наркозависимости.

Газета "24"
05.11.2008

Коментарі
Аватар
Залишилось 2000 символів. «Правила» коментування
Ім’я: Заповніть, або авторизуйтесь
Код:
Код
Немає коментарів

Щоб отримувати всі публікації
від сайту «Osvita.ua»
у Facebook — натисніть «Подобається»

Osvita.ua

Дякую,
не показуйте мені це!