Osvita.ua Середня освіта Форум педагогічних ідей Позакласні заходи Я вас любил...

Сценарий вечера, по священного Александру Сергеевичу Пушкину

Я вас любил...

Оцініть публікацію
 

Новелла первая

Действие происходит в небольшом зале. Опущены шторы. На сцене стоят два журнальных столика, на которых горят свечи. За одним сидит ученик, играющий роль Пушкина-лицеиста (к поднятому воротнику пиджака подшиты красные околыши). Здесь же - портрет юного поэта. За другим столиком ведущий и ведущая, рядом с ними - портрет Бакуниной.

Ведущая (читает эпиграф).

«Он пел любовь, но был печален глас. Увы, он знал любви одну лишь муку».

В. Жуковский.

Пушкин. 29 января 1815 года. Лицей.

«Я счастлив был!.. нет, я вчера не был счастлив; поутру я мучился ожиданием, с неописуемым волнением стоя под окошком, смотрел на снежную дорогу - её не видно было! Наконец, я потерял надежду, вдруг нечаянно встречаюсь с ней на лестнице - сладкая минута!»

Итак, я счастлив был, итак,
я наслаждался,
Отрадой тихою, восторгом упивался...
И где веселья быстрый день?
Промчался лётом сновиденья.
Увяла прелесть наслажденья,
 И снова вкруг меня угрюмой
скуки тень!..

«Как она мила была! Как чёрное платье пристало к милой Бакуниной. Но я не видел её 18 часов - ах! какое положенье, какая мука! Но я был счастлив 5 минут!»

Ведущая. Катенька Бакунина, сестра лицеи­ста Бакунина, весной и летом с матерью жила в Царском Селе.

Пушкин.

Мы вспомнили б, как Вакху приносили
Безмолвную мы жертву в первый раз,
Как мы впервой все трое полюбили,
Наперсники, товарищи проказ...

Ведущий. Все трое: это Пущин, Пушкин, Малиновский. О любви они все давно пишут, толкуют, хвастают, мечтают.

Пушкин.

Вчера за чашей пуншевою
С гусаром я сидел,
И молча с мрачною душою
На дальний путь глядел.
«Скажи, что смотришь на дорогу? -
Мой храбрый вопросил. -
Ещё по ней ты, слава богу,
Друзей не проводил».
К груди поникнув головою,
Я скоро прошептал:
«Гусар! уж нет её со мною!..» -
Вздохнул и замолчал.
Слеза повисла на реснице
И кануло, в бокал.
«Дитя, ты плачешь о девице,
Стыдись!» - он закричал.
«Оставь, гусар... ох! Сердцу больно.
Ты, знать, не горевал.
Увы! одной слезы довольно,
Чтоб отравить бокал!..»

Ведущая. Это стихотворение, как и другое, «К живописцу», положил на музыку Миша Яковлев. И, собираясь по вечерам в лицейском зале, воспитанники пели их под гитару.

Екатерина Павловна Бакунина, фрейлина, художница, много позже, может быть, и узна­ла о «тройственном» лицейском «воздыхании», когда стала госпожой Полторацкой и когда Пушкин (к тому времени давно женатый) побывал на её свадьбе.

Новелла вторая

При последних звуках «Вальса» А. Грибое­дова меняются исполнители. Появляются и другие портреты: Пушкине (кисти художни­ка Горяева) и Воронцовой (карандашный рисунок самого поэта).

В новелле звучит «Сентиментальный вальс» П. Чайковского. Итак, за столиком - два исполнителя роли Пушкина и две ведущие.

Ведущая. В январе 1834 г. Пушкин получил письмо.

Такие конверты приходили десять лет тому назад, осенью 1824 года из Одессы. Эти письма всегда волновали поэта. Пушкин посмотрел на подпись. Она была неразборчива. Но по почерку узнал, от кого эти строки.

С каким нетерпением он, бывало, ожидал весточки от неё, когда, высланный из Одессы, оказался в Михайловском. Судорожно сжимая письмо в руках, поэт уходил в свою комнату и запирался, чтоб никто не мешал ему беседовать с той, которая оставила большой и глубокий след в его жизни. Потом сжигал её письма.

Первый Пушкин.

Прощай, письмо любви! прощай, она велела. Как долго медлил я! как долго не хотела Рука предать огню все радости мои!.. Но полно, час настал. Гори, письмо любви.

Первая ведущая. И вот снова послание от неё. От «далёкой подруги». Спустя десять лет, Пушкин читает написанные знакомой рукою строки и перед ним встаёт её образ. Образ обаятельной «Принцессы Бельветриль» - так поэт любил называть Елизавету Ксаверьевну Воронцову. На этот раз, обращаясь к Пушкину с просьбой принять участие в благотворитель­ном альманахе, она писала:

Вторая ведущая. «Право не знаю, должна ли я писать вам и будет ли моё письмо встречено приветливой улыбкой, или же тем скучающим взглядом, каким с первых же слов начинают искать в конце страницы имя навязчивого автора. Могу ли я не напомнить Вам о наших прежних дружеских отношениях, воспоминание о которых Вы, может быть, сохранили... Будьте же добры не слишком досадовать на меня, и, если мне необходимо вступать в защиту своего дела, прошу Вас, в оправданье моей назойливости и возврата к прошлому, принимать во внимание, что воспоминания - это богатство старости и что Ваша старинная знакомая придаёт большую цену этому богатству...»

Воронцовой было всего сорок два года, Пушкину и того меньше.

Второй Пушкин. (играет роль поэта, который старше первого на десять лет). Читая письмо, я ясно ощущал рядом с собою присутствие Воронцовой. Я, конечно, ничего не забыл... «Осмелюсь ли, графиня,- написал я в ответном письме на французском языке,- сказать Вам о том мгновении счастья, которое я испытал, получив Ваше письмо, при одной мысли, что Вы не совсем забыли самого преданного из Ваших рабов».

Первая ведущая. Пушкин познакомился с Воронцовой 6 сентября 1823 года... Он только что приехал тогда из Кишинёва в Одессу. Здесь он заканчивал первую главу «Евгения Онегина». Воронцова произвела на поэта сильное впечатление.

«Елизавета Ксаверьевна была одной из привлекательнейших женщин своего времени. Всё её существо было проникнуто такою мягкою, очаровательною, женственною грацией, такою приветливостью, таким неукоснительным щегольством, что Пушкин и Раевский и многие другие без памяти влюблялись в неё»,- отмечает писатель В. Соллогуб.

Вторая ведущая. Предстоял отъезд в ссылку в Михайловское и «грозный час разлуки» с Воронцовой. Она подарила Пушкину на память свой портрет в золотом медальоне и кольцо с сердоликовым восьмиугольным камнем, с надписью на древнееврейском языке: «Симха, сын почтенного рабби Ианфа, да будет благословенною его память». Это кольцо Пушкин бережно хранил.

Первая ведущая. 9 августа Пушкин приехал в Михайловское. Здесь он работает над третьей главой романа «Евгений Онегин». Иногда ему приходят письма от Воронцовой. На полях рукописи в минуты раздумий рисует портреты Екатерины Ксаверьевны. Может быть, под впечатлением от них он пишет письмо Татьяны.

Оба исполнителя роли Пушкина уходят.

За стол садится ученица, читающая письмо Татьяны под музыку Чайковского (опера «Евгений Онегин»). После этого оба исполнителя роли Пушкина занимают свои места.

Вторая ведущая. Пушкин не перестаёт думать о Воронцовой. Ей он посвящает своё стихотворение «Ненастный день потух».

Второй Пушкин.

Там, под заветными скалами,
Теперь она сидит печальна и одна...
Одна... никто пред ней не плачет,
не тоскует,
Никто её колен в забвенье не целует;
Одна... ничьим устам она не предаёт
Ни плеч, ни влажных уст, ни персей
белоснежных...
Никто её любви небесной не достоин.
Не правда ль: ты одна... ты плачешь...
я спокоен;
Но если...

Первая ведущая. Но если... Пушкин вспоми­нает Александра Раевского. Его волнует ревнивое подозрение. К нему он обращает стихотворение «Коварность».

Первый Пушкин.

Но если ты святую дружбы власть
Употреблял на злобное гоненье;
Тогда ступай, не трать пустых речей -
Ты осуждён последним приговором.

Вторая ведущая. Поэт берёт подаренный Воронцовой золотой медальон, вглядывается в любимые черты:

Второй Пушкин.

Пускай увенчанный любовью красоты
В заветном золоте хранит её черты
И письма тайные, награды долгой муки,
Но в тихие часы томительной разлуки
Ничто, ничто моих не радует очей,
И ни единый дар возлюбленной моей,
Святой залог любви, утеха
грусти нежной -
Не лечит ран любви безумной,
безнадежной.

Вторая ведущая. На руке поэта - подаренное Воронцовой кольцо, к которому он обращает строки:

Второй Пушкин.

Храни меня, мой талисман,
Храни меня во дни сопенья,
Во дни раскаянья, волненья;
Ты в день печали был мне дан.

Первая ведущая. В Михайловском Пушкин много работает, одна за другой ложатся на бумагу строфы третьей и четвёртой глав «Евгения Онегина». Мысли о Воронцовой по-прежнему не покидают его.

Первый Пушкин.

Желаю славы я, чтоб именем моим
Твой слух был поражён всечасно,
чтоб ты мною
Окружена была, чтоб громкою молвою
Всё, всё вокруг звучало обо мне,
Чтоб, гласу верному внимая в тишине
Ты помнила мои последние моленья
В саду, во тьме ночной, в минуту разлученья.

Вторая ведущая. В Михайловском Пушкин делит одиночество с няней. Но думает о Воронцовой. В предельно кратком, потрясающем по силе послании поэт обращается к ней:

Первый Пушкин.

Всё в жертву памяти твоей:
И голос лиры вдохновенной,
И слёзы девы воспаленной,
И трепет ревности моей,
И славы блеск, и мрак изгнанья,
И светлых мыслей красота,
И мщенье, бурная мечта
Ожесточённого страданья.

Первая ведущая. Проходят два года. Образ Воронцовой не перестаёт волновать воображение Пушкина и, глядя на кольцо-талисман, он вспоминает:

Первый Пушкин.

Там, где море вечно плещет
На пустынные скалы,
Где луна теплее блещет
В сладкий час вечерней мглы,
Где, в гаремах наслаждаясь,
Дни проводит мусульман,
Там волшебница, ласкаясь,
Мне вручила талисман.

Вторая ведущая. В 1830 году, накануне женитьбы, Пушкин навсегда прощается с Воронцовой.

Первый Пушкин.

В последний раз твой образ милый
Дерзаю мысленно ласкать,
Будить мечту сердечной силой
И с негой робкой и унылой
Твою любовь воспоминать.
Бегут, меняясь, наши лета,
Меняя всё, меняя нас,
Уж ты для своего поэта
Могильным сумраком одета,
И для тебя твой друг угас.
Прими же, дальняя подруга,
Прощанье сердца моего,
Как овдовевшая супруга,
Как друг, обнявший молча друга
Пред заточением его.

Первая ведущая. «Воронцова до конца своей долгой жизни сохраняла о Пушкине тёплое воспоминание и ежедневно читала его сочинения. Когда зрение совсем ей изменило, она приказывала читать их себе вслух, и притом подряд, т. е. когда кончились все томы, чтение возобновлялось с первого тома. Она сама была одарена тонким художественным чувством и не могла забыть очарований пушкинских бесед. С ним соединились для неё воспоминания молодости».

Новелла третья

При последних звуках музыки Чайковского «Сентиментальный вальс» меняются исполнители роли Пушкина и две ведущие. Вместо портрета Воронцовой появляется портрет А. П. Керн (карандашный рисунок Пушкина). В новелле звучит музыка Свиридова к повести «Метель».

Первая ведущая. Двадцатилетний Пушкин впервые встретился с девятнадцатилетней Анной Керн в доме президента Академии художеств Оленина.

- Позволительно ли быть до того прелестною?! - воскликнул он, увидев юную жену 52-летнего генерала Керна.

Вторая ведущая. Прошло шесть лет. Пушкин в Михайловском. В июне 1825 года Анна Керн неожиданно приехала в Тригорское к своей тётке Осиповой. «Мы сидели за обедом и смеялись, - вспоминала Анна Керн,- вдруг вошёл Пушкин с большою толстою палкой в руках... Он очень низко поклонился, но не сказал ни слова: робость видна была в его движениях... мы не скоро ознакомились и заговорили. Однажды явился он в Тригорское с большою чёрною книгою... Вскоре мы уселись вокруг него, и он прочитал нам «Цыган»... Я никогда не забуду того восторга, который охватил мою душу...»

Пушкин закончил чтение «Цыган», и Анна Керн спела для него «Венецианскую ночь» Козлова на музыку Глинки. (Звучит грамза­пись «Венецианской ночи»). Пушкин в письме Плетнёву потом писал:

Пушкин. «Скажи от меня Козлову, что недавно посетила наш край одна прелесть, которая небесно поёт его «Венецианскую ночь»... Жаль, что он не увидит её, но пусть вообразит себе красоту и задушевность...»

Вторая ведущая. Как-то вечером, вскоре после приезда Анны Керн, Прасковья Александровна предложила всем отправиться на прогулку из Тригорского в Михайловское. Пушкин очень обрадовался. Заложили экипажи и поехали.

Первая ведущая. Через много лет Анна Петровна вспоминала: «Погода была чудесная, лунная июньская ночь дышала прохладой и ароматом полей... Ни прежде, ни после я не видела его так добродушно весёлым и любезным...Приехавши в Михайловское, мы не  вошли в дом, а пошли прямо в старый, запущенный сад, «приют задумчивых дриад», длинными аллеями старых деревьев, корни которых, сплетаясь, вились по дорожкам, что заставило меня спотыкаться, а моего спутника вздрагивать».

Вторая ведущая. На другой день Анна Петровна уезжала. Утром Пушкин пришёл в Тригорское и на прощанье подарил ей отпечатанную главу «Евгения Онегина». В неразрезанных страницах лежал вчетверо сложенный листок почтовой бумаги со стихами.

Пушкин читает «Я помню чудное мгновенье...»

Первая ведущая. Анна Керн собиралась уже спрятать драгоценный поэтический подарок. Но Пушкин, долго смотревший на неё, вдруг неожиданно выхватил стихи и не хотел возвращать. «Насилу выпросила я их опять,- вспоминала Керн,- что промелькнуло у него тогда в голове - не знаю».

Уже через два дня Пушкин писал Алексею Вульфу:

Пушкин. «Каждую ночь гуляю я по саду и повторяю себе: она была здесь - камень, о который она споткнулась, лежит у меня на столе, подле ветки увядшего гелиотропа, я пишу много стихов - всё это, если хотите, очень похоже на любовь, но клянусь вам, что это совсем не то».

Вторая ведущая. Бродя по аллеям Михайловского парка, Пушкин мучительно переживал охватившее его чувство. Он написал Анне Керн семь восторженных посланий на французском языке, пёстрых по настроению, полных противоречивых чувств, искрящихся страстью и ревностью и одновременно насыщенных преклонением перед поразившей его красотой. Он называл её «чудотворной», «чудотворицей». 25 июля 1825 года поэт обращается к Анне Керн:

Пушкин. «Я имел слабость попросить у Вас разрешения Вам писать, а Вы - легкомыслие или кокетство позволить мне это. Переписка ни к чему не ведёт, я знаю, но у меня нет сил, противиться желанию получить хоть словечко, написанное Вашей хорошей ручкой...»

Первая ведущая. В этот же день он дописывает:

Пушкин. «Снова берусь за перо, ибо умираю с тоски, и это письмо тайком - спрячете ли вы его у себя на груди? ответите ли мне длинным посланием? пишите мне обо всём, что придёт вам в голову,- заклинаю вас...»

Первая ведущая. И вот получен долгожданный ответ.

Пушкин. «Перечитываю ваше письмо вдоль и поперёк и говорю: милая, божественная, прелесть, а потом: ах, мерзкая! - Простите, прекрасная и нежная, но это так. Нет никакого сомнения в том, что вы божественны, но иногда вам не хватало здравого смысла; ещё раз простите и утешьтесь, потому что от этого вы ещё прелестнее».

Первая ведущая. Трепет влюблённого сердца, восторг перед женской красотой Пушкин старается излить в своих искренних письмах.

Пушкин. «Снова берусь за перо, чтобы сказать вам, что я у ваших ног, что я по-прежнему люблю вас, что иногда вас ненавижу... что я целую ваши прелестные ручки и снова перецеловываю их, в ожидании лучшего, что больше сил моих нет, что вы божественны».

«Если вы приедете, я обещаю Вам быть любезным до чрезвычайности - в понедельник я буду весел; во вторник восторжен; в среду нежен; в четверг игрив; в пятницу, субботу и воскресенье я буду чем вам угодно, и всю неделю у ваших ног».

Первая ведущая. На одном из писем Алексея Вульфа к Анне Керн Пушкин приписал строки из Байрона: «Видение пронеслось мимо нас, мы видели его и никогда больше не увидим».

Пушкин. Читает «Вакхическую песню».

Новелла четвёртая

При последних звуках музыки Свиридове к повести «Метель» меняются исполнители.

На столе - портреты: Пушкина и Н. Н. Пушкиной.

В новелле звучит музыка Листа «Грёзы любви».

Ведущая. Мы открываем самые прекрасные и самые трагические страницы из жизни Пушкина. По шутливому признанию поэта, Гончарова была его сто тринадцатая любовь. Но те увлечения, те порывы страстей, которые волновали его раньше, не были ещё той любовью, тем всеобъемлющим чувством, которое захватило его теперь. Бурно прожитая молодость прошла, настала пора зрелости. Жажда семейного счастья, стремление любить и быть любимым владели им в эти годы. Пушкин встретил Натали в декабре 1828 года.

Пушкин. «Когда я увидел её в первый раз, я полюбил её, голова у меня кружилась».

Ведущая. Уже в конце апреля 1829 года Пушкин сделал предложение. Ответ матери неопределён: дочь ещё слишком молода. Но Пушкин не впал в отчаяние. 1 мая 1829 года он писал матери Натали - Наталье Ивановне Гончаровой:

Пушкин. «На коленях, проливая слёзы благодарности, должен был бы я писать вам теперь... Этот ответ - не отказ, вы позволяете мне надеяться... Не обвиняйте меня в неблагодарности, если я ещё ропщу. Но извините нетерпение сердца больного и опьянённого счастьем. Я сейчас уезжаю и в глубине души увожу образ небесного существа, обязанного вам жизнью».

Ведущая. Мучась ожиданием ответа, Пушкин уехал на Кавказ. И только в конце сентября возвратился в Москву, затем в Петербург.

Вдруг он неожиданно получил через знакомого привет от Гончаровых. Увидев в этом завуалированное приглашение вернуться, поэт, как на крыльях, полетел в Москву. В начале апреля он сделал предложение вторично, и на этот раз оно было принято.

В одной из черновых тетрадей Пушкина есть запись с пометкой «С французского». Как утверждают исследователи, этот отрывок автобиографичен.

Пушкин. «Участь моя решена. Я женюсь. Та, которую любил я целые два года, которую везде первую отыскивали глаза мои, с которой встреча казалась мне блаженством. Боже мой - она... почти моя. Ожидание решительного ответа было самым болезненным чувством жизни моей... Если мне откажут, думал я, поеду в чужие края - и уже воображал себя на пироскафе (пароход - греч.). В эту минуту подали мне записку: ответ на моё письмо. Отец невесты звал меня к себе...

Нет сомнения, предложение моё принято. Наденька, мой ангел, - она моя!... Все печальные сомнения исчезли перед этой райской мыслью. Бросаюсь в карету, скачу - вот их дом... Отец и мать сидели в гостиной. Первый встретил меня с ответными объятиями. Он вынул из кармана платок, он хотел заплакать, но не мог... У матери глаза были красны. Позвали Наденьку - она вошла бледная, неловкая. Отец вышел и вынес образа... Нас благословили».

Ведущая. Но на пути к счастью снова преграды: размолвки с Натальей Ивановной, а тут ещё эпидемия холеры и карантин задержали Пушкина на целых три месяца в Болдине.

Наконец, 18 февраля 1831 года в церкви Вознесения, что у Никитских ворот, Пушкин и Натали были обвенчаны...

Поэт счастлив, вводя в свой дом молодую красавицу-жену.

Чтец. Читает стихотворение Пушкина «Мадона».

Пушкин. «Я женат и счастлив, одно желание моё, чтоб ничего в жизни моей не изменилось - лучшего не дождусь. Это состояние для меня так ново, что, кажется, я переродился». (Из письма к Плетнёву 24 февраля).

«...жёнка моя прелесть не по одной наружности» (26 марта).

Ведущая. Несколько месяцев после женитьбы в Царском Селе были, вероятно, самыми безоблачными в их совместной жизни.

«Я видел Александра Сергеевича,- пишет брат Натальи Николаевны,- между ими царствует большая дружба и согласие».

«А жёнка Пушкина очень милое творение... И душа, и жизнь, и поэзия в выигрыше», - писал Жуковский князю Вяземскому.

Ведущая. Письма Пушкина к Наталье Николаевне необычайно искренни, полны любви и нежности. В сравнительно короткий период совместной жизни (шесть лет) Пушкин несколько раз покидал Петербург и наибольшее количество писем (64) было написано им жене.

Пушкин. «Я должен был на тебе жениться, потому что всю жизнь был бы без тебя несчастлив...»

Ведущая. Наталья Николаевна предстаёт перед нами как самый близкий Пушкину человек, с которым он делил свои сокровенные мысли и который его хорошо понимал.

Пушкин. «Мой ангел... съезди к Плетнёву и попроси его, чтобы он к моему приезду велел переписать из Собрания законов (годов 1774, 1775 и 1773) все указы, относящиеся к Пугачёву. Не забудь... Я пишу, я в хлопотах, никого не вижу - и привезу тебе пропасть всякой всячины».

Ведущая. Пушкин создал идеал молодой женщины, который он так проникновенно отразил в онегинской Татьяне. Ему хотелось, чтоб его любимая жена походила на замужнюю Татьяну.

Никто б не мог её прекрасной
Назвать: но с головы до ног
Никто бы в ней найти не мог
Того, что модой самовластной
Зовётся vulgar...

Наталье Николаевне не было равных во всём Петербурге, среди самых красивых женщин. Пушкин считал, что жена его - прелесть, любил душу её больше красивого лица.

Шёл уже четвёртый год с тех пор, как поэт женился. И годы эти всё более убеждали его, что он сделал счастливый шаг к перемене своего положения, превратившись из холостяка в любящего мужа.

27 августа, в день рождения жены, поэт благодарит Наталью Ивановну за то, что она дала жизнь этому прелестному, чистому созданию.

Пушкин. «Жена моя прелесть, и чем доле я с ней живу, тем более люблю это милое, чистое, доброе создание».

Ведущая. Несмотря на долги, вынужденные разлуки, непризнание в обществе Пушкин счастлив.

Пушкин. «Моё семейство умножается, растёт, шумит около меня. Теперь, кажется, и на жизнь нечего роптать и (смерти) старости нечего бояться». (1836 год).

Пушкин и ведущая уходят, погасив свечи.

Автор: А.И. Гонтарь, учитель Срибненской ОШ І-ІІІ ступеней Красноармейского р-на.

Освіта.ua
07.06.2009

Популярні новини
Керівники шкіл та вишів подаватимуть е-декларації Починаючи з 01 січня 2017 року, освітяни-керівники будуть зобов'язані подавати е-декларації
В МОН хочуть відкрити процедуру надання грифів Міністерство освіти має намір зробити відкритою процедуру надання грифу навчальній літературі
МОН зменшить регуляторний вплив на школи У відомстві переглянуть накази МОН на предмет зменшення регуляторного впливу в освіті
В Україні планують провести Рік німецької мови Україна та Німеччина обговорили питання проведення у 2017 році Року німецької мови в Україні

Щоб отримувати всі публікації
від сайту «Osvita.ua»
у Facebook — натисніть «Подобається»

Osvita.ua

Дякую,
не показуйте мені це!