Osvita.ua Блоги Всеволод Дьомкін: чому я йду з КПІ
Всеволод Дьомкін: чому я йду з КПІ

КПІ потрібна орієнтація на поліпшення якості студентів, підтримку ініціатив, зменшення бюрократії

Всеволод Дьомкін: чому я йду з КПІ

Автор: Всеволод Дьомкін, Technical Lead, Grammarly.

Это последний год, когда я читаю в КПИ курс «Операционные системы». Пролистав архив переписки, я посчитал, что начал там преподавать в 2009 году, то есть 6 лет назад, и за это время через меня прошло более 500 студентов. Выходит, я проработал преподавателем уже больше, чем проучился в институте. Иными словами мой долг перед альма матер можно считать исполненным:)

В этом тексте я хочу описать свой опыт и ответить на вопрос, почему решил уйти. Начнем с конца: потому что, кроме меня, это, по большому счету, никому не нужно. А у меня с каждым годом остается все меньше и меньше времени делать никому не нужные вещи.

Далее расскажу по порядку.

Карт-бланш для экспериментов

Шесть лет назад я начинал создавать этот курс с чистого листа. Мне нравилось, что был полный карт-бланш для экспериментов и выбора методик преподавания. Это дало возможность попробовать много всего и понять, что работает (для меня), а что нет. Для студентов это не всегда было благоприятно, так как не все эксперименты были успешными, но, все же, я считаю, что это лучше, чем то, что было у нас, когда этот курс просто спускался на тормозах (это, собственно, и была моя изначальная мотивация прийти читать его). Каждый год я ставил себе условную оценку за проделанную работу, и если вначале это была твердая двойка, то сейчас, я считаю, что это минимум 4 или 4+ (в прошлом году я также попросил студентов поставить мне оценку, и у них тоже в среднем вышла четверка).

В целом, курсом я преследовал такие цели:

  • ввести студентов в парадигму системного программирования, показать ее интересные стороны и задачи;
  • дать им альтернативный взгляд на разработку ПО (а не только ООП и C#, которые являются основными на нашей кафедре);
  • научить работать с Unix-средой и консолью;
  • научить не боятся ассемблера и, вообще, низкоуровневых вещей;
  • чуть-чуть познакомить с новыми языками программирования, которые актуальны для системной разработки;
  • познакомить с опен-сорсом.

Не все из этих целей я достигал в рамках курса в тот или иной год: иногда получалось лучше что-то одно, иногда другое. Но, думаю, что все они актуальны. Кроме того, если задаться целью, то на основе этого курса легко можно сделать продвинутое продолжение — «Разработка ОС» (аналог MIT Operating System Engineering).

За 6 лет удалось собрать достаточно материала, который доступен в виде конспекта и заданий (а также исходников к ним). Более того, в качестве побочного продукта я разработал небольшую систему публикации материалов (свой leanpub), а также тестирования теории. Единственное, до чего так и не дошли руки — это система автоматического тестирования лабораторных. Если придумать, как эффективно масштабировать такую штуку, то это был бы, действительно, золотой грааль. Но, к сожалению, основная работа тут, кажется, все равно будет заключаться в написании ручных тестов. А главный закон преподавателя: ручная проверка практических работ — самый большой убийца мотивации...

Почему это никому не нужно в КПИ?

Четыре года назад я написал колонку на ДОУ «Украинский Стенфорд», в которой изложил свой ограниченный взгляд на проблемы, вызовы и возможности нашего высшего технического образования. С тех пор ситуация конкретно в КПИ скорее ухудшилась: ушли многие из старых профессоров, многие из хороших молодых преподавателей также по разным причинам не задержались. Похоже, что еще лет 5 и на ФИВТе преподавать останутся только люди, не имеющие особого отношения ни к индустрии, ни к науке. Впрочем, это не значит, что такая ситуация везде: мне кажется, сейчас достаточно 1-2 ориентированных на модернизацию людей в руководстве какого-то факультета или кафедры, чтобы организовать там вполне качественное обучение (все остальное, в принципе, есть). Иными словами, с моей точки зрения основным тормозом изменений университета сейчас является его руководство (на всех уровнях). В связи с этим интересно посмотреть, как будет развиваться ситуация в ХНУРЕ, куда ректором пришел Эдуард Рубин...

Что также интересно, внешне КПИ меняется в лучшую сторону. Хорошо развивается кампус, причем в этот процесс активно включились студенты с такими проектами, как Белка, Вежа или Радио КПИ. Много движения в культурной и социальной жизни (вопреки инерции системы). Отличная инициатива — Летняя школа, которая проходит уже 10 лет и в которой я участвовал последние 2 года. В прошлом году мы даже провели TEDxKPI! Обычно такие позитивные внешние проявления следуют за изменением внутренних процессов, но тут имеет место несколько иная динамика: университет — это по определению открытая система, которая постоянна испытывает приток новой крови, и среди этой новой крови действуют те же тренды, что и по всей стране («бери и делай»). Но, в то же время, с такой же легкостью, с которой новая энергия прибывает сюда, она здесь и надолго не задерживается: активным студентам почти нет стимула оставаться в аспирантуре, а для многих преподавателей это, фактически, волонтерство (например, моя зарплата в КПИ более чем в десять раз меньше тех денег, которые я могу заработать в индустрии), которое почти всегда не стабильно. Именно поэтому я говорю о том, что ситуацию можно было бы поменять при правильной ориентации руководства: на улучшение качества студентов (за счет их количества), поддержку новых инициатив, уменьшение бюрократии.

Однако, к сожалению, стратегического видения развития университета нет.

Модели высшего образования

С моей точки зрения, есть две рабочих модели высшего образования:

  • элитарная, когда отбирается небольшое количество самых талантливых и мотивированных студентов, и преподаватель работает с ними индивидуально (к ней есть хороший «анекдот» про астрофизика, который читал свой курс в какой-то далекой обсерватории только для двух студентов, оба из которых потом стали Нобелевскими лауреатами);
  • массовая, когда набирается большая группа студентов, и их всех подтягивают до какого-то базового уровня.

Очевидно, что КПИ реализовывает второй подход: на последнем потоке второго курса, которому я читал, учится около 100 человек. И таких потоков по направлению компьютерных наук в университете несколько. Но чтобы массовая система работала, она должна быть действительно системой (в которой нет слабых звеньев). В первую очередь, студенты должны быть мотивированы. По принципу кнута и пряника.

Позитивной мотивацией должно быть желание получить современную и перспективную специальность, а в процессе делать интересные и прикольные штуки, а негативной — реальная возможность вылететь. К сожалению, в КПИ обе эти мотивации недоразвиты. По большому счету, в наших реалиях на первом и втором курсе нужно выгонять минимум 20% студентов (примерно столько людей у меня на курсе вообще ничего не делает по ходу семестра и начинают пытаться что-то сдать в лучшем случае к его концу, если не к сессии). Но систематической политики выгонять нет, скорее, наоборот, есть вялое сопротивление тем, кто пытается это делать.

Что до позитивной мотивации, то в КПИ ее перебивает передающаяся из поколения в поколения совковая традиция этого университета, который можно выразить несколькими популярными у студентов мемами:

  • главное — это сдать зачет/сессию/получить диплом (и для этого хороши все способы, в том числе обман);
  • то, чему нас учат, никогда не понадобится в реальной жизни;
  • лучший друг студента — это шара.

Но хорошая новость в том, что спрос на качественное техническое образование есть, и он никуда не денется. И чем больше будут деградировать существующие институции, тем больше места будет открываться для новых начинаний и форм. Я думаю, что в течение ближайших 5 лет у нас появится минимум один технический «университет» нового образца, в котором можно будет получить образование на мировом уровне (как я написал, для этого, в принципе, есть всё, кроме некоторой доли лидерства). Я также надеюсь, что сам смогу чем-то помочь в этом. Но, чтобы начать что-то новое, нужно сначала завершить старое. Жаль только, буду скучать по парку КПИ, тополям и каштанам…

Оригінал

Освіта.ua
05.01.2016


Коментарі
Аватар
Залишилось 2000 символів. «Правила» коментування
Ім’я: Заповніть, або авторизуйтесь
Код:
Код
Zinger
Для все верно: Вот что значит честный человек, и тот не выдержал! Порядочному человеку везде тяжело, он всем помеха. Пусть бы еще рассказал, как осущеществить публикацию своих достижений или издать пособие( учебник). Тут такая армия коршунов от науки пасется, падаль пусть спрячется. Однако в жизни есть примеры, когда целеустремленный человек все же добивается своей цели. Я всегда восхищаюсь Мадонной. Извините за пример, но она прошла все муки ада, а своего добилась. Сейчас она определяет свою жизнь, хотя выразилась как - то, что деньги все же не делают человека счастливым. Может и так, а вот свободным - точно. Владимир жаждет свободы и это естественно для его формации. Главное - какую цель Вы ставите для себя в этой жизни и постарайтесь проанализировать, станете ли Вы от этого счастливее?
молодец
Для Zinger: Владимир просто не собирается волочить жалкое существование в этой стране и быть рабом системы, он сделал правильный выбор, значит парень с мозгами
Коментувати
докерувалися
«Если неправильно управлять страной, все умные люди уедут», - известная истина, озвученная устами автора «сингапурского чуда» Ли Куан Ю, как никогда актуальна в Украине. В последние два года в авангарде утечки мозгов ожидаемо оказались ИТ-специалисты. Резонансные обыски в офисах крупных IT-компаний и лишение налоговых преференций отрасли усилили их чемоданное настроение. По разным оценкам, в прошлом году Украину покинули около 2,5 тысяч IT-специалистов. Довольно внушительная цифра с учетом того, что всего в стране работает от 74 до 100 тыс.
совесть
Вам не варто зовсім полишати викладацьку діяльність, особливо зараз, коли вже маєте досвід і реально здатні покращувати зміст і програму свого курсу, не лише на папері! Дякувати Богові в Україні є талановита молодь, мало небайдужої до долі країни! Як Ви вважаєте, ті, хто вчився на бюджеті, найкращі абітурієнти за результатами ЗНО, кращі студенти, повинні попрацювати хоч трохи на цю державу, чи зразу, ще на 3 курсі, влаштовуватися в приватні IT- фірми (про "сплату" податків працівниками таких структур щось чули...) й намагатися виїхати за кордон?
все верно
Для совесть: Все правильно человек сказал, а уходит, так как за рубежом оплата его труда минимум 3 тыс дол. в месяц, а не жалких 200 дол. в вузе, на которые сейчас не прожить. Защитить докторскую молодому ученому практически невозможно, поборы достигают 15-20 тыс. дол. Хоть ты двести раз умный и красивый, нет денег, нет движения вперед, выход один – или брать мзду за экзамены со студентов, или зарабатывать на стороне. Возникает вопрос, если неплохо зарабатываешь на стороне, то с какой стати вкладывать свои кровные деньги, чтобы проплатить коррумпированной профессуре при защите докторской, тогда уже лучше уехать за рубеж и строить свою карьеру там. Такая ситуация не только в КПИ, а во всех вузах страны, более 70% профессуры – пенсионеры, которые держаться за насиженные места и боятся молодых прогрессивных, как огня.
Коментувати

Щоб отримувати всі публікації
від сайту «Osvita.ua»
у Facebook — натисніть «Подобається»

Osvita.ua

Дякую,
не показуйте мені це!